Магриб. Наши дни



Экономический кризис вынудил официальные лица европейских стран вспомнить некоторые, почти забытые законы и правила, в том числе требование к судам под флагом стран, не входящих в ЕС, по истечении 18 месяцев покидать территорию Евросоюза.



Наша «Нева», прибыв в Португалию в июне 2011 года, на четыре месяца превысила разрешенный законом срок пребывания, что грозило как минимум серьезным штрафом. Некоторые яхтенные издания пугают читателей историями с облавами на офшорные лодки, правда, пишут в основном об Италии и дорогих яхтах. Но я, поразмыслив, решил не рисковать. На противоположной стороне Гибралтарского пролива, от песков Сахары и до пляжей Атлантики раскинулась прекрасная и загадочная страна — Марокко. В 2010 году я гостил с «Невой» некоторое время в марокканском порту Мохаммедия; осталось чувство какой-то недосказанности, и еще тогда я решил обязательно вернуться сюда. Так что теперь я вел «Неву» на юг по волнам средиземноморским — совмещать приятное с полезным

В МОРЕ

После частых расхождений с судами, следующими в Гибралтар и обратно, «Нева» осталась в море одна. Картина маслом: на горизонте сквозь дымку облаков виднеются горы северного Алжира; белая яхта под всеми парусами с легким креном рассекает гладь синего-синего моря, усеянную солнечными бликами и чуть тронутую прикосновением ветерка, а вокруг, радуясь жизни, резвятся дельфины… В этот миг кисть художника дрогнула — он заплакал от счастья. Красиво…

Дельфинов было много. Они приходили поодиночке, парами, семьями и целыми компаниями. Выпрыгивали из воды, словно цирковые, сопровождали яхту с бортов или шли по носу, просто интересуясь — кто такие тут? — и отваливали по своим делам. Приходили утром и днем, но особенно интересно было наблюдать за ними ночью. На грани видимости, там, где смыкаются чернота неба и синева моря, неожиданно появляется стремительно движущийся к борту фосфоресцирующий бирюзово- белый след. «Торпеда» проносится под днищем, уже по другому борту слышится всплеск, и след теряется в ночи..

.

МАРИНА САИДИЯ

Яхтенная гавань, куда ранним утром «Нева» держала путь, расположена почти на границе Марокко и Алжира. Это вызывало некоторые опасения: арабские фундаменталисты не особенно жалуют православных путешественников, а пять миль, которые отделяли нас от территориальных вод Алжира, сторожевой катер преодолеет за несколько минут. Но море оставалось пустынным; только уже на подходе, неподалеку  от какого-то островка, мы заметили рыбака. Впрочем, оно и к лучшему. Вспоминая подход к Марокко со стороны Атлантики и тысячи метров разбросанных повсюду в холодной воде рыбацких сетей, я отгонял мысли о запутывающемся в сетях винте… Бр-р-р!.. В десяти милях от берега к встречному ветру добавилось течение; в помощь парусам я включил на 2000 об/мин двигатель, и потихоньку мы пошли — а то вроде бы шесть узлов, но дрейф почти не дает двигаться к цели. 

Сайт марины сообщает о глубине на входе около 6 м, а эхолот показывает, как она падает. На дисплее цифры быстро сменяют друг друга — 3... 2... 1... Черт, как бы не пришлось идти в Мелилью (испанская автономия, 40 миль отсюда на запад). Но тут эхолот замер, и как только мы повернули за первый волнолом, потихоньку погнал цифры вверх.



Сразу после входа разворачиваемся на 180º и заходим за второй волнолом, потом поворот на 90º, небольшой канал… Глубины колеблются в диапазоне 3–4 м. Наконец видим саму марину и человека на причале, приветливо машущего нам руками. Становимся лагом…

Не прошло и получаса, как на борту появились четверо в форме с погонами. Оформляли они нас недолго: то ли вправду есть указание привечать туристов в марине и оказывать им всяческое содействие, то ли помогли «сувениры» — водка и сигареты, привезенные из далекой России. Правда, сами служивые покачали головой и сказали:

«Не пьем, но можете угостить того парня, который принимал швартовы».

«Одну бутылку?» — поинтересовался я.

«Нет-нет! Все!» — забеспокоились официальные лица.

 Большая гавань совершенно пуста: несколько катамаранов, с десяток яхт. На сайте пишут, что в марине 800 мест, а в ближайшее время она разрастется до 1350. Место на самом деле чудесное. Красивая набережная с обилием отличных и недорогих (это мы выяснили позже) ресторанов. Супермаркет, где, помимо продуктов, продают вполне достойное марокканское вино, пара яхтенных магазинов. Сразу за мариной — теряющийся где-то вдали пляж. Цена стоянки при всем этом счастье — 11 евро за сутки и около 250 евро в месяц (для лодки длиной 45 футов). Но есть нюансы. Численность охраны говорит о том, что чинно прогуливающиеся правоверные не прочь что-нибудь стащить для дома и семьи, а охранник у женской душевой наводит на мысль, что утащить могут и жену. Кроме того, оставалась загадкой организация работы транспорта. Впрочем, мы точно выяснили, что аренды автомобиля нет, а такси… Такси — тема отдельная, сухопутная.



НА БЕРЕГУ

В Марокко хорошо развитая сеть железных дорог. Чистые вокзалы, быстрые и удобные поезда. Но поезд на Фес идет только из Уджды, до которой 70 км. В Уджде есть автобус, но он идет из самой Саидии, а мы в порту, в 10 км от города. И как при этих условиях на общественном транспорте попасть в Уджду? Только на такси.

В офисе марины заверили, что в девять утра нас будет ждать микроавтобус на шесть человек, который всего за 200 евро доставит нас за 350 км прямиком в отель города Фес. Кроме того, мы завели знакомство в соседней аптеке с парнем, говорящим по-русски (он учился в Курске на фармацевта). Новый знакомец обещал в случае чего добросить часть экипажа до соседнего городка Беркан, где можно найти машины (договоренность мы на всякий случай подкрепили единственной оставшейся бутылкой водки).

Утро следующего дня встретило нас прекрасной погодой и полным отсутствием чего или кого-либо: ни микроавтобус, ни фармацевт на набережной не появились. Но это же Северная Африка, где не стоит расстраиваться, — надо набраться терпения и ждать. Так мы и поступили. Терпение нам очень пригодилось позже, когда спустя два часа вместо микроавтобуса появился старенький легковой «мерседес», в который нам предложили впихнуться.

Мы запротестовали, и спустя еще полчаса нудных переговоров четверо из нашей команды тронулись в путь на этом «мерседесе», а остальные с неизвестно откуда появившимся «боссом» такси на каком-то рыдване двинулись на заправку. Там поменяли рыдван на вполне себе достойный Mercedes ML, с которого чуть позже пересели еще в одно такси, аналогичное первому.




На этом наши автоприключения не закончились. Догнав первую машину и распределившись согласно свидетельствам о браке, мы заехали на какую-то помойку, как выяснилось, заправляться. Бензин в Марокко стоит примерно как в России, но в соседнем Алжире он в три раза дешевле; его контрабандой переправляют через границу и распродают водителям в бутылях из-под воды. Вот этим контрабандным горючим мы и залили полный бак. Еще заправка запомнилась мне нашим безмятежно курящим возле горловины бензобака водителем (хорошо, что он не стряхивал пепел в бак). После заправки мы не проехали и получаса, как снова остановились. На этот раз сломалось первое авто. Спустя какое-то время машину заменили, и мы продолжили путь в сторону Феса..

ЧЕТЫРЕ СТОЛИЦЫ

Фес — один из крупнейших имперских городов-столиц древнего Марокко, другие три — Марракеш, Мекнес и Рабат. Марокко и сейчас страна немаленькая, и можно представить ее прошлое могущество. Когда, например, султан Мулай Ахмед аль-Мансур по прозвищу Золотой в XVI веке отбил нападения турок-османов на восточные рубежи, направил свои войска на юг, разгромил Сонгайское государство, захватил его столицу Тимбукту и установил на полвека контроль над северной излучиной Нигера!

История Северной Африки и древнего Магриба вообще очень интересная и наверняка до конца не изучена. Воины различных племен и религиозных кланов постоянно боролись за власть, разрушали и снова возводили дворцы и крепости, разводили сады и строили медресе, захватывали друг у друга оазисы, любили и умирали под черным, усыпанным звездами небом пустыни и снежными шапками Высокого Атласа…Высокий Атлас — горный хребет в составе Атласских гор, наивысшая точка которого, гора Джебель Тубкаль (4167 м), где-то далеко на юге. Фес же расположен в предгорьях Среднего Атласа, простирающегося на 350 км от Высокого Атласа до Рифа (еще один горный хребет на севере страны).


ПЕШКОМ В ИСТОРИЮ

Стыдно в этом признаваться в век прогресса и демократии, но мне чертовски нравится иногда чувствовать себя «белым человеком», словно бы вычеркивая два столетия и оказываясь в XIX веке. Жить в отеле, устроенном во дворце визиря (но внутри пять «звезд»!). Вкушать его дворцовую прохладу, благоухание роз и свежей зелени в саду. Пить чай, поданный смуглой берберской красавицей в чайнике с длинным носиком. Мне нравится безупречно вышколенный, молчаливый, но приветливый персонал. Единственное, что не нравится, — цена, но тут уж ничего не попишешь, так что хвала тебе, Sofitel, и старые добрые колониальные традиции.



Из окна номера открывается чудный вид на медину (старая часть города, построенная во времена арабского владычества). Узкие улочки, переулки и тупики сплелись в невообразимом клубке под крышами, навесами, дымом готовящейся пищи, базарным шумом и собачьим лаем. И сдобрено все это немыслимым буйством запахов и красок. Консьерж на вопрос, как быстрее попасть к достопримечательностям медины, ответил, что «нужно только выйти из отеля, повернуть направо и еще раз направо, ну, или налево и еще раз налево». Мы так и сделали, смело отказавшись от услуг дежуривших у входа «официальных» проводников.

О правильности этого решения я задумался уже через пару поворотов в этом невообразимом лабиринте. В путеводителе указано, что все улочки, идущие вниз, ведут в центр, к главным рынкам, а те, что вверх, — к городским воротам. Оно, конечно, может и так, но, как назло, нашлись исключения, а также множество совершенно горизонтальных переулков. Здесь нужна либо феноменальная память с внутренним компасом, либо GPS (но есть ли карта?), либо все-таки проводник. Впрочем, назавтра мы нашли еще один способ: заходить в медину не где попало, а где туристу положено — через главные ворота Баб Буджелуд, куда мы за смешные деньги — 10 дирхамов (35 руб.) добрались на такси. Ворота эти и сами являются ярким образчиком марокканского искусства, да еще и оборудованы множеством внятных указателей.

Улицы утренней медины пустынны. Еще закрыты лавки, и покупатели не торгуются до хрипоты. Особо ответственные и чистоплотные владельцы наводят на прилегающей к их магазинам территории марафет:
поливают булыжник водой из фонтана, моют стеклянные витрины. Через неприметные деревянные двери медресе Аттарин проходим во внутренний двор…



Сколько же труда и сил вложили восточные мастера в дивные узоры мавританской вязи, застывшие на вековых каменных стенах!

Торгуемся в магазинчике любопытных кожаных изделий на небольшой площади, уставленной чанами для вымачивания кож. Ее картинка присутствует во всех путеводителях, хоть словом упоминающих о Фесе. Покупаем шикарные марокканские тапочки-«бабуши» и быстро ретируемся. Продавец, реализовав товар, печально закатил глаза и запел…
извечную песнь о тяжкой жизни, плохом хозяине, который является из ниоткуда и забирает всю выручку, и единственно спасительном в данном случае средстве — желанном «бакшише».

Заглянули в магазин с блестящими кубками и серебряными блюдами — к таким предметам моя душа металлурга расположена особо. В соседнем помещении — небольшая кузница, тут же механика, гальваника и так далее, где трудятся совершенно неумытые, непарадные, но улыбчивые и дружелюбные мастера, чьи золотые руки делают такие замечательные вещи.

МЕКНЕС

Едем в Мекнес, а по пути наведываемся в сохранившееся римское поселение Волюбилис, расположенное на восточном склоне долины Уэд Круман в окружении пшеничных полей и вековых оливковых рощ. Здесь примерно два тысячелетия назад правили римляне, и отсюда в Рим отправляли зерно, оливковое масло, древесину туи, слоновую кость и рабов. Город пришел в запустение только в 788 году…

Римляне меня не перестают удивлять. Каким упорством, мужеством и силой нужно было обладать, чтобы, придя сюда, за тысячи километров от Рима, загнать не самые слабые в военном отношении местные племена в горы, построить город и жить довольно долго и счастливо! Ведь если сравнивать, например, транспортные связи тогда и сейчас, то поселение римлян в Марокко равносильно тому, как если бы нынешние итальянцы высадились где-нибудь... на Чукотке.

В Мекнесе селимся в гостевой дом-риад. Наш номер прямо на крыше. После утомительного дня решаем никуда не ходить, тем более что тут же можно отведать блюда местной кухни, в том числе уже полюбившийся нам таджин — томленое в течение нескольких часов нежное мясо теленка или барана. И запить его местным вином.



Берем и то и другое и долго смотрим с крыши риада, как в закатном солнце золотятся глинобитные стены города. Мекнес сильно отличается от Феса; казалось бы, та же медина, однако не та — нет фесского колорита.

Дворец визиря Джамая обладает интересной экспозицией марокканского искусства, но не более того. Мавзолей основателя города султана Мулая Исмаила, при котором и пришел в упадок Волюбилис, мы не посетили. Султан отличался особой жестокостью и собственноручно рубил головы пленникам, так что там, как и в христианской тюрьме, скорее всего, аура не лучшая. На рынке шерсти нас ничего не интересовало. Впрочем, о том, что заехали, не пожалели: путешествия тем и хороши, что несут с собой разнообразие.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Берег за кормой быстро превращается в узкую полоску на горизонте и вскоре исчезает совсем. Лишь силуэты алжирских гор еще какое-то время проступают сквозь дымку.

Обратный путь прошел без приключений и как-то быстро. Как будто мы не прошли 180 миль из Северной Африки в Европу, а доехали на автобусе из пригорода столицы в центр. В Картахене встали на свое место в марине, и спустя час уже казалось, что мы и не уходили вовсе. «Нева» лениво покачивалась, тихонько поскрипывали слани в кают-компании, экипаж занимался своими делами…

После первого посещения Марокко я написал: «Наверное, придется вернуться. Мы так и не влюбились в чернооких красавиц на набережной Касабланки, не покорили горы и не увидели памятник Экзюпери на небольшом аэродроме, окруженном песками Сахары, — маленький самолетик, взлетающий в небо над безбрежными просторами великого Океана».

Мы опять ничего из этого не сделали. Но в следующий раз — обязательно!

 Журнал Motor Boat & Yachting©