Баня на яхте: последние тенденции в дизайне



Существует ли мода на дизайн яхт, и каковы сегодняшние тенденции в дизайне интерьеров, экстерьеров и архитектуры суперяхт, что такое экономичная роскошь, мы узнали от ведущих специалистов, чью символику на своем борту хотели бы видеть многие владельцы.

В индустрии дизайна яхт не так много громких имен. «Всего 10-15 дизайнеров, с которыми работают крупнейшие верфи мира и несколько молодых и талантливых, которых не знает никто», - рассказывает Forbes Майкл Бремен, директор по продажам немецкой верфи Lurssen, где рождались такие знаковые для отрасли яхты, как «Pelorus»,  «Octopus», «Dilbar», 147- метровый гигант «Topaz», и рекордсмен рейтинга самых больших яхт мира «Azzam» длиной 180 метров, а также новый шедевр «Quantum Blue». Компания сотрудничает с передовыми дизайнерами со всего мира - Тимом Хейвудом, «Nauta Design», Эспен Ойно, Эндрю Винчем. Однако назвать любимых авторов или проекты Майкл наотрез отказался: это все равно, что выбирать любимого среди детей, объяснил он.

Ester

на фото: Яхта Ester III, верфь Lurssen, дизайн экстерьера Эспен Ойно, интерьер Reymond Langton Design

Верфи не навязывают клиентам своих дизайнеров, однако наиболее востребованных можно проследить по списку известных проектов. У владельцев яхт из числа членов списка Forbes не больше десятка «любимчиков». Это дизайнеры:

  • Эспен Ойно (Serene, Ocean Victory, Hermitage),
  • Эндрю Винч (интерьеры Madam Gu, Hermitage),
  • Тим Хейвуд (экстерьеры Pelorus, Ice, Dilbar, 4You, Quantum Blue),
  • Дональд Старки (Queen K, Luna),
  • Теренс Дисдейл (интерьеры для Eclipse, Ecstasea, Pelorus, Ice, Kibo),
  • Альберто Пинто (интерьеры Dilbar, St.Princess Olga, Kibo, Ocean Victory, Quantum Blue) и
  • Лаура Сесса Рoмболи (интерьеры 4You, Ocean Victory и Ebony Shine, экстерьер Ocean Victory).

В стиле этих авторов мало общего, их объединяет только востребованность у именитых клиентов из России (см. врез).

Эти дизайнеры, как правило, доступны заказчикам супер- и мегаяхт и стоят недешево: цена работы их команды от 1,5% и может достигать 10% от стоимости судна.

В серийном производстве и семи-кастом на верфях традиционно и успешно работают Бернар Олесински (Princess), Карло Галеази в тандеме со Стефано Риджини (Azimut),  Франческо Пашковски (Sanlorenzo, Heesen, CRN, ISA), Лука Дини (Mondo Marine, Benetti), Тони Кастро (Jeanneau, Palmer Johnson).

Тони Кастро посетовал,  что архитекторы и проектировщики обеспокоены заметным ростом количества людей, желающих заниматься дизайном яхт и называющих себя дизайнерами. Они выдают в журналы и Интернет  плохие дизайнерские решения, по факту больше являющиеся профанацией. Он уверен, что у 90% таких дизайнеров нет клиентов, а работой над проектами они не были уполномочены.  «Опыт их сомнителен, и многие предъявляют к ним претензии, что для заказчика и покупателя имеет отрицательную сторону. Этого невозможно избежать, поскольку нет никаких инструкций, разрешающих человеку называть себя "проектировщиком яхты", и многим кажется, что они могут работать для верфей и для будущих владельцев».

Консерватизм и неожиданности

«Яхтенный дизайн довольно консервативный, и в целом слабо поменялся с начала века, за последние 15 лет», - делится дизайнер Сергей Добросердов своими наблюдениями. -  В моде по-прежнему 3-4х палубная "белая", или в лучшем случае, серебристая яхта с классической архитектурой корпуса и надстройки. Серийный производители небольших яхт типа Azimut или Sunseeker гораздо более креативны и свежи. Более крупные верфи, скажем Heesen, Amels или Lurssen годами строят суда на одних и тех же платформах».

С ним согласен и Тони Кастро, который упоминает, что у моторных яхт было несколько попыток ввести новые формы (например, необычные корпуса последних лет у Amels (Limited Edition) почти с вертикально срезанным носом, проекты «A», «Predator», «Blade»).

«Чтобы быть замеченными  или неординарными, проектировщики делают более "сумасшедшие" проекты, и некоторые из них не слишком хороши во время качки и управления на большой воде. На моду на яхте сильное влияние оказывает море, необходимо учитывать, что оно может быть неспокойным и небезопасным. В будущем мы увидим формы корпуса, которые диктуются потребностью получить от яхты наибольшую эффективность.  В целом же существенных изменений, как собственно и в дизайне корпуса парусных яхт, не произошло».

Набросок Дикки Банненберга концепта 60-метровой яхты для верфи Lurssen

Новая тенденция рынка – заинтересованность клиентов не только в красоте, но и в эффективности яхты. Заказчики хотят уменьшить число команды, увеличить скорость судна и снизить расход топлива. В Yacht-Ology работают над дизайном 54/58-метровых яхт. Эти яхты могут достичь высокой эксплуатационной скорости с минимальным использованием энергии. Центральными местами станут на яхте внешние пространства, в то время как каюты будут носить свою основную и изначальную функцию -  для сна.

Экс-издатель французского и русского журналов Yachts, а сегодня директор по продажам и глава компании Yacht-Ology Мишель Карсенти приводит примеры непредсказуемости рынка: «Я не думаю, что за последние 10 в строительстве супряхт что-то существенно изменилось. Есть циклы в этом бизнесе, но направления довольно трудно предсказать.  Например, после глобального краха в 2009, вся промышленность предсказала, что рынок уйдет в яхты меньшего размера, что будут использоваться дизельные электродвигатели, чтобы уменьшить расход топлива и так далее. Чего не  ожидало большинство бизнесменов, так это стоимости барреля нефти. Несмотря на все это, в этом году 11 новых яхт вошли в ТОП-100 самых больших яхт мира, 5 из них - более 100 метров длиной! Трудно предсказать, что будет завтра».

Banya по-немецки

 «Banya» - так совсем по-русски и с большой буквы называют зону спа яхты на верфи Lurssen в Германии. К большим бич-клабам с «зонами здоровья» в последнее время тяготеет весь яхтенный мир, говорят топ-менеджеры Oceanco и Lurssen, а также дизайнеры и архитекторы, которые  с ними работают. В «зону здоровья» входят парилки, сауны, ледяной и контрастный души, краны со снегом, массажные и косметические кабинеты, спортзалы. В прошлом это были площадки для гаража с традиционной плавательной платформой, с которой спускали в воду тендер и организовывали купальню.

«Все спа и спортзалы сегодня планируются на яхтах таким образом, чтобы быть на уровне моря или с простым доступом к нему. Это желание быть ближе к природе», - объясняет Мишель Фландин из Oceanco.

Alfa_Nero_OceancoНа фото: Яхта Alfa Nero, верфь Oceanco, интерьер Nuvolari & Lenard и Alberto Pinto, бассейн  трансформируется в вертолетную площадку или танцпол

Дикки Банненберг (дизайнер и сегодняшний управляющий студией отца  Bannenberg  Designs) резюмирует, что быть ближе к морю хотят практически все: в дизайне это достигается с помощью террас, откидывающихся балконов и пляжных клубов. Экстерьер как бы перетекает в интерьер и связывает внешние и внутренние пространства, а не рассматривается как отдельные части, как было ранее.

Ему вторит Тони Кастро: «Новые идеи улучшения жизни на борту никогда не прекращались. Большие бич-клабы позволяют людям быть ближе к воде. Внедряются самые разнообразные системы развлечений, которые раньше бы вы поместили только в салон или каюты, например,  кинотеатры- Al-fresco с большими выдвижными экранами и многое другое».

Nauta_design_beach_club

На фото: бич-клаб, Nauta Design

А вот голландский дизайнер Cor D. Rover даже запатентовал свою новую разработку DEPP – бассейн-пляж, превращающийся в танцпол нажатием кнопки. Резервуар можно использовать в двойном назначении - как бассейн или как сливной бак. Для 80-метрового концепта верфи Fincantieri Кор разработал проект ‘Crystal Beach’ с выдвигающимся секционным стеклянным геометрическим куполом,  закрывающим или открывающим пляж от непогоды, со сдвижной крышей. Дно бассейна такого пляжа может быть полностью прозрачным.

Cor_Crystal_beach

На фото: Проект Crystal Beach для верфи Fincantieri от дизайнера Cor D. Rover

Эспен Ойно, который связан с верфью Lurssen более чем 20 успешными проектами,  и на сегодняшний день считающийся одним из самых востребованных дизайнеров, полагает, что  новые яхты имеют тенденцию быть более разнообразными, как в планировке, так и в дизайне. «Клиенты становятся моложе и моложе, и часто их активность и стиль жизни отражаются в архитектуре яхты, - говорит Forbes Эспен, -  Например, серфинг и винд-серфинг заставляет разрабатывать большие открытые тендеры для досок для серфинга.  Кайт-серфинг требует больших свободных пространств на палубе близко к воде. Это же необходимо для субмарин, используемых для подводного исследования.  Разрабатываются вертолетные палубы с лыжными шкафчиками, что облегчило бы подъем лыжного снаряжения в горы.  Клиенты лучше  анализируют свои собственные потребности,  прежде чем начать новый проект, сосредотачиваясь больше на их собственных определенных потребностях и предпочтениях вместо того, чтобы повторить то, что было сделано для других. Формальные салоны, столовые и залы, места отдыха гостей все больше перемещаются наружу,  подчеркивая активный образ жизни новой породы клиентов”.

Эндрю Винч также видит изменения в последние годы: клиенты на борту стали моложе. В проектах Winch design отражается все более релаксационный стиль, все более стирается грань между рабочей зоной и зоной отдыха, и все формальности поворачиваются  в пользу увеличенного комфорта. «Это может быть особенно заметно в зонах спа, увеличение зон Русских Бань, - рассказывает  дизайнер. - Клиенты проводят еще больше времени на борту своих яхт, для них это своеобразный дом, хотя и на воде. Чем больше особенностей лайфстайл включено в дизайн яхты, тем дольше владелец будет проводить времени на борту».

К слову сказать, Винч совместно с Lurssen построил одно из самых больших спа (Banya, как называет сам же Винч), с бассейнами с холодной водой и ледяными пещерами.

Размеры вертолетов увеличились, и правила и нормы заставили Winch Design и Lurssen разработать и построить вертолетные площадки с возможностью взлета и посадки модели 24/7 - круглосуточно. Винч работает над двумя новыми проектами для Lurssen: 1 x PYC (The  Passenger  Yacht  Code ), 1 x SLAS (special use airspace),  где используются самые строгие кодексы обеспечения безопасности, но и обеспечиваются максимальный комфорт и элегантность лодки. Класс PYC позволяет брать на борт до 36 пассажиров, вместо стандартных 12.

Интерьер: смерть обеденного стола

Главный тренд сегодня, считают почти все дизайнеры - это многообразие: форм, цветов, планировок. Основная масса заказчиков предпочитает натуральные материалы.  Клиенты, которые в последние годы имеют средства и заказывают суперяхты, обладают совершенно четкими представлениями, какой, по их мнению, должна быть лодка, и их идеи и вкусы - неподвластны моде и тенденциям.

По мнению Тони Кастро – современная тенденция состоит в более смелых решениях, красочных, в создании позитивного стиля интерьера.  Определенно есть понятие моды на яхты. Это хорошо для проектировщиков, но опасность состоят в том, что интерьер со временем может выйти из моды, и яхта потеряет свою стоимость.

Тенденция использования ультрасовременного технического оборудования: высококачественные аудио-видео системы, домашние кинотеатры - это предметы must have на борту.

- Красная нить в дизайне интерьера, - считает Кристиано Гатто, - создание чрезвычайного комфорта и удобства использования  всех благ цивилизации. Спрос на мягкие цвета, современный дизайн и усовершенствованные материалы и ткани сегодня у всех клиентов, независимо от национальности,  за немногим исключением Среднеазиатских стран, которые все еще ценят декоративный дизайн. Российские клиенты изменили свои запросы. В наше время они ищут комфорт и современность и в дизайне и технологиях на борту.

Ester III

На фото: Интерьер яхты Ester III (дизайн интерьера Reymond Langton Design)

Продукты модных брендов используются в художественном оформлении яхты. Дизайнеры и производители мебели  (большинство из них - итальянские: Poltrona Frau, Minotti, B&B) и знаменитости в мире моды, такие как Armani, Fendi высоко ценятся, они часто производят уникальные кастом  предметы мебели. Диваны, столы,  а также ткани, постельное белье и декоративные элементы часто носят имя известного бренда. Тем не менее, в моем опыте,  - рассказывает Гатто, - большинство владельцев яхт просит “единственный в своем роде” дизайн, очень персонифицированный стиль, где все изготовлено на заказ вплоть до мельчайших деталей.

«Мода - это хорошая вещь, чтобы некоторые материалы отправить на пенсию, - усмехается Дикки Банненберг. - Есть вещи, которые используют на яхтах из чистого панибратства.  Примеры, попадающие в эту категорию, - мрамор Emperador, особенно в темной форме, дерево zebrano и Macassar ebony. Тем не менее, мода - циклична, и их время настанет снова. Что нового? Быстрорастущие древесные породы и тростники; акриловые краски и стекло с различными вкраплениями, камнями и имитацией, карбон.

А вот смерть обеденного зала, хотя медленная и продолжительная, но  кажется, - безвозвратная».

Экономная роскошь

Мишель Фландин, маркетинговый директор голландской верфи Oceanco, осторожно отметила: «Российские покупатели больших яхт немного успокоились. Сложно судить, каким будет автомобилестроение через пят лет, но мы абсолютно уверены, что при производстве суперяхт начнется новая эпоха  ультраэффективного использования энергии и материалов.  Проектировщики, инженеры и строители идут навстречу разумному яхтингу, и в то же время фактическому слиянию образа жизни на борту с внешней средой».

На крупных мировых верфях (таких как Oceanco, Lurssen, Heesen  и др.) стоят такие задачи перед проектировщиками как повышение эффективности всех бортовых систем и минимизация воздействий на окружающую среду, использование “зеленых” технологий. Корпуса оптимизированы, чтобы минимизировать расход топлива и увеличить эффективность использования  при различных условиях работы.  На Oceanco, например, применяют аккумулирование энергии и возврат ненужной энергии, произведенной двигателями,  в форме высокой температуры.

«Мы видим большое количество сумасшедших проектов, - анализирует Мишель Карсенти, -  но  можно также сказать, что большинство из них приносит огромные суммы эксплуатационных расходов. И в одной вещи я уверен -  многие  клиенты готовы иметь более надежные и менее дорогостоящие яхты».

 «Тенденции ближайшего будущего будут главным образом сосредоточены на более осторожном способе жить в роскоши и богатстве: не будет больше показной роскоши и для "декларации статуса", - уверен дизайнер Кристиан Гранде. – Современный тип богатства будет базироваться на качестве жизни и времени, последнее будет считаться реальным богатством».

 

 © Forbes Russia, август 2015, автор: Иванова Ирина

статья пуликуеся в оригинале с любезного разрешения автора и издания

Статья, опубликованная в Forbes

 

ВРЕЗ:

Любимые дизайнеры яхт российских миллиардеров

Альберто Пинто - французский  дизайнер, законодатель моды, он трудился для состоятельных любителей роскоши над интерьерами их домов, вилл, яхт и частных самолетов. Его работы называют "haute couture декорирования интерьеров". Его особый стиль прослеживается и в классических интерьерах, и в барокко, и в ориентальных и восточных мотивах. При этом он умело работает и в стиле модерн. Все дорого и роскошно, а интерьеры мягкие, теплые и утонченные. В его интерьерах – налет ностальгии роскоши былых времен в современном исполнении и с современными материалами.

Лаура Сесса Ромболи в своих интерьерах использует текстурированные ткани, а интерьеры обретают  мягкость, нежность, изысканность и оригинальность. К деталям хочется прикасаться. Столы, лампы, кресла, потолки – необычных форм и окрасок. Инкрустация, декор, нестандартные материалы отделки барных стоек, стеновых панелей, бассейнов, ванных комнат.

Тим Хейвуд – специалист по проектированию внешнего дизайна яхты. Ученик Джона Банненберга. Его почерк –  это высокая функциональность в сочетании с классическими линиями.

Дональд Старки. Яхты, построенные по чертежам Дональда Старки, известны во всем мире и привлекают особое внимание даже самых искушенных ценителей элитных моторных судов. Его работы завоевали почитателей, благодаря уникальности и элегантности стиля. Отличительная черта – прекрасно спроектированное пространство, возможно - неклассическое планирование, яхты удобные, внутреннее пространство – логичное, а формы  – элегантные. Самый большой проект  - 200 –метровый концепт «Everest», который вскоре обещает быть реальностью.

Теренс Дисдейл. Особенность его интерьерных работ  – в компоновке не сочетаемых на первый взгляд вещей, например, глянцевой мебели ручной работы наряду с древесиной грубой обработки, кожей с эффектом «старения» и камнем. Им создано много стильных и поистине незабываемых интерьеров. Богатые коллекции отделки и текстуры Дисдейла не имеют равных в мире яхтинга, а работы Терри стоят вне конкуренции.

Эспен Ойно – потомственный судостроитель в пятом поколении, сегодня - один из самых известных и востребованных яхтенных дизайнеров. Его студия представляет собой техническое и конструкторское бюро, специализирующееся в области архитектурных и инженерно-технических разработок яхт. Работы по дизайну ведутся не только для экстерьеров, но и для интерьеров суперяхт. Элегантные формы корпусов выдают особый почерк мастера, почти каждая вторая громкая суперяхта последних лет принадлежит перу Эспена, при этом свои эскизы он выполняет  вручную.

Эндрю Винч. Студия Эндрю Винча проектирует экстерьеры яхт и интерьеры яхт и самолетов. Его самые известные работы – интерьеры для суперях Al Mirgab и Madam Gu, интерьеры не только частных самолетов, но и Boing и Kingair, а новейшая разработка связана с серией частных бизнес-джетов Project Mayfair. Особенность проекта в создании многофункциональности и трансформации небольшого пространства офис-обеденная зона-кинотеатр-спальня и каюта владельца. Дизайнер считает, что пропорции и баланс являются ключевыми моментами классики – и вчерашней, и сегодняшней