Из индустрии fashion – в яхтенный дизайн



Вы когда-нибудь задумывались, отчего фэшн-дизайнеры одежды и обуви, достигнув определенных высот на своем профессиональном поприще, пресытившись бесконечными модельными показами, рано или поздно приходят в мир интерьеров? Причем, они не довольствуются только лишь дизайн-проектами роскошных вилл «богатых и знаменитых» на Лазурном берегу. Их интересуют, например, отели имени «самих себя». Так рождаются Hotel Missoni в Эдинбурге и Кувейте, сеть Armani Hotels & Resorts в Дубае и Милане.

Основоположником идеи создания отеля, отражающего особый стиль жизни haute couture, стал Джанни Версаче. В 2000 году Донателла воплотила в реальность мечту брата – дворец Palazzo Versace протянулся вдоль Золотого берега Австралии. Позже была череда проектов «начинки» частных самолетов компании TAG Group и вертолетов Agusta Westland.  Сейчас ответвление модного дома – Versace Home – сотрудничает с девелоперскими компаниями в разных странах, выдумывая удивительные сочетания барокко и неоклассицизма с современными тенденциями для интерьерных решений апартаментов, сьютов и целых кондоминиумов.


Другие модные дома занимают, возможно, более сложные с точки зрения культурно-идеологических предпочтений ниши.  Fendi Casa, например, создает уникальные интерьеры апартаментов премиум-класса в одном из самых престижных «районов» Дубая – Dubai Marina. А совместный проект с Damac Exclusiva в столице Саудовской Аравии, Рияде, свидетельствует о многогранности видения и мышления интерьерных кутюрье Fendi Casa, способных вплести в стилистику бренда особые восточные мотивы, не потеряв его индивидуальности. Кроме того, в «домашней» коллекции Fendi – отели Trump Soho в Нью-Йорке и Trump в Майами, виллы и частные резиденции на Карибах и даже интерьерный ландшафт al fresco зоны яхт-клуба Porto Rotondo в Италии.

Тенденция «одевать» свой дом в Fendi и Armani родилась в 90-х годах, а к началу нового тысячелетия идея получить законченную концепцию образа жизни в виде «полного пакета», привлекая к разработке дизайна всего интерьера не бесконечное множество узкоспециализированных компаний, а один полюбившийся модный дом, стала для многих и наипростейшим решением в споре между несметным количеством дизайнерских выдумок и показателем вкуса. Ведь, например, интерьер от Armani Casa – это как безупречно скроенный костюм Armani – «сидит» превосходно.

В стремлении перенести свой излюбленный привычный уклад жизни из дома на суше в дом на воде, движущая сила эволюции яхтенной индустрии – заказчик – открывает для фэшн-дизайнеров новое направление диверсификации их бизнесов – дизайн яхтенных интерьеров. Ценитель ли он тончайшего шелка Stefano Ricci, поклонник ли зигзагов Missoni и керамической мозаики Versace – зачем отказывать себе в удовольствии наслаждаться жизнью во время Средиземноморских круизов, ведь для мэтров в сущности нет разницы творить ли интерьер, скажем, отеля в Милане или проектировать убранство яхты.

 Откроем секрет: фэшн дизайнеры давно активно сотрудничают со знаменитыми верфями.

 Возьмем, к примеру, Armani. Легендарный модный дом Джорджио Армани открыл подразделение Armani Casa в 2000 году. Новое направление бизнеса стало своего рода простором для творчества дизайнера, чьи уникальный вкус и чувство стиля нашли свое отражение в чрезвычайно лаконичных, отточенных и обволакивающих интерьерах.

Особое умение «управлять» пространством за счет использования приемов создания правильных свето-теней при незамысловатости линий и сдержанности в аксессуарах и декоре полюбилось британской верфи Sunseeker как признак «породистости». В 2011 году на выставке в Саутгемптоне Sunseeker представила три модели с custom-интерьерами от Armani Casa: Predator 84, Predator 60 и Manhattan 63, а годом позже посетителям Московского боат-шоу представили «российский» Manhattan 63 в минималистском «костюме» от Armani Casa оттенков топленого молока и слоновой кости.

Armani_sunseeler Predator

Однако, самым захватывающим проектом с точки зрения воплощения дизайнерской мысли, пожалуй, является совместная работа Джорджио Армани с верфью Codecasa над созданием дизайна яхт самого модельера.

Построенная в 2003 году 50-метровая Mariù и спущенная на воду в 2008 65-метровая яхта Main имеют много общего. Несмотря на то, что Армани владеет недвижимостью по всему миру, дом на воде для него – главное «прибежище». Интерьеры Mariù и Main разительно отличаются от современных «общепринятых».«Я видел слишком много белизны, света, мрамора, хрусталя и красного дерева, - говорит дизайнер. – Я хотел минимизировать излишества с тем, чтобы иметь возможность «жить в море», не отвлекаясь». Просторный интерьер Main одет в любимые оттенки костюма от Armani – серый и беж. Завершают модный look полы из массива березы теплых светлых тонов и темно-зеленые лакированные стены в тон отделке корпуса. К слову сказать, господин Армани причастен и к дизайну экстерьера яхты: его камуфляжный цвет не случаен – дизайнер трепетно относится к своей частной жизнь и не хочет быть слишком «броским» в море.

 

Так и получилась его Main больше похожей на военный корабль, чем на прогулочное судно. Пространство Main организованно с точностью швейцарских часов – для того, чтобы экипаж не пересекался с гостями, были нарисованы практически «путевые карты», указывающие команде направления и время возможного передвижения. Впрочем, все в стиле Armani – четко, идеально до мелочей, остроумно.

 В 2011 году креативный директор модного итальянского дома Gucci, Фрида Джаннини, по случаю 90-летнего юбилея марки задумала поразить поклонников знаменитого бренда особенным событием: рождением тендера Aquariva by Gucci. Эта удивительная яхта с броским шильдиком “Gucci” на борту выделяется еще и совершенно несвойственным для Riva, но фирменным «от Gucci», белым глянцем корпуса. Однако, покрытое лаком красное дерево – отличительный росчерк Riva – присутствует в отделке носовой палубы и кокпита. Обивку кресел и сандека украшает так трепетно любимый женщинами и даже некоторыми мужчинами принт  “Guccissima”. Традиционный «пояс» от Gucci зеленого и красного цветов, окаймляет судно по ватерлинии. 10-метровый тендер Aquariva by Gucci, способный развивать скорость в 41 узел, стоит каких-то 750 000 долларов США.

 Между прочим, сам Маурицио Гуччи питал страсть к яхтам. В 1983 году Гуччи приобрел самую большую в мире деревянную парусную яхту Creole, а вместе с ней – и всю ее загадочную историю. 65-метровая яхта под первоначальным именем Vira была построена на верфи Camper & Nicholson в 1927 году. С тех пор и началась ее трагичная детективная история и целая череда сменяемых друг друга владельцев. Все закрутилось с трех неудачных попыток первого владельца, Алека Кохрэйна, разбить бутылку шампанского о форштевень новенького, только что спущенного на воду судна. Продолжились нелегкие отношения Кохрэйна и будущей Creole тем, что американца смутила невероятная высота мачт, и на верфи их несколько раз укорачивали, что привело практически к полной потери характеристик парусного судна из-за недостаточной длины этих самых мачт. Затем, сменялись владельцы и предназначение судна, а в 70-х годах на его борту произошло убийство.

Гуччи вложил в рефит незадачливой Creole в шесть раз больше стоимости  покупки, и долгих шесть лет ее восстанавливали на верфях Lürssen и Astilleros de Mallorca. После убийства Гуччи в 1995 году Creole наследуют его дочери Алессандра и Аллегра. Но они, вероятно, опасаясь недоброй славы яхты используют ее не по назначению, а лишь в качестве сопровождающего судна их 19-метровой яхты Avel, на которой они участвуют в регатах

Бренд Fendi уже давно стал синонимом одержимости модой – непреодолимого желания потратить баснословную сумму денег на что-нибудь не очень-то нужное. Вероятно, эдакое поклонение брендам женщинам всего мира навязал американский сериал «Секс в большом городе». А как еще объяснить сознательное желание, по слухам, владелицы яхты Benetti Lady Lara повесить на свою плавучую недвижимость лэйбл Fendi?!

Lady Lara – ничто иное, как 60 метров покорнейшего поклонения Fendi, упакованного в стальной корпус и алюминиевую надстройку. Дизайнерской студии Massari была задана непростая задача: внедрить в интерьер всю возможную «продукцию» модного дизайнерского дома, от аксессуаров, кожи и текстиля до мебели и освещения, да так, чтобы лодка не стала похожей на магазин розничной торговли. Триумф дизайнера начинается в лобби с кожаной «кавалькады» различных фактур и выделки: кожа игуаны, обтянутые «крокодилом» лестничные перила, обивка стен из кожи морского ската – все в золотом цвете. Главный салон утопает в золотых бликах, а две знаменитые перевернутые буквы “F” логотипа, придуманного Карлом Лагерфельдом, украшают практически каждую деталь интерьера: диваны, подушки, ковры и пр. Меблировка и освещение столовой – от Fendi Casa: матовый деревянный стол на 12 персон, обитые кожей стулья, пушистый ковер для создания атмосферы тепла и комфорта, а для придания элемента торжественности – хрустальная люстра в стиле модерн. Мастер-сьют и гостевые каюты выдержаны в стиле Fendi с тем же золотым антуражем.

Несмотря на свою британскую выдержанность, Princess Yachts не смогла «постоять в сторонке» в эпоху потребительского спроса на фэшн-интерьеры. И неудивительно, ведь Princess Yachts входит в состав группы компаний LVMH, крупнейшего производителя предметов роскоши, чье портфолио насчитывает десятки модных брендов, в том числе Fendi. Так что появление бразильской Princess 85 MY с интерьером от Fendi Casa – весьма закономерно. Ковровое покрытие, мебель и аксессуары, элементы декора – в стиле “F”. В России тоже немало поклонников сочетания Princess-Fendi Casa.

Модный дом Stefano Ricci славится во всем мире как искуснейшей работы мужскими костюмами, так и их невероятной стоимостью. Галстуки шьются вручную и инкрустируются драгоценными камнями. Сорочки славятся египетским хлопком тончайшей выделки, похожим на шелк. Приобретенная Стефано Риччи в 2010 году Флорентийская фабрика по производству высококлассного шелка Antico Setificio Fiorentino открыла дизайнеру двери в мир интерьеров, а позже «набив руку» на декорировании и обустройстве домов, он даже создает целое подразделение яхтенного дизайна – Stefano Ricci Luxury Yacht Design.

Пилотный эксперимент на яхтенном поприще состоялся совместно с Luca Dini – искусным создателем экстерьерных и интерьерных решений для линейки Custom Line Benetti. Характерной узнаваемой чертой 72-метровой яхты Benetti являются предметы декора, мебель, посуда и текстиль из коллекции Royal Suite от Stefano Ricci. Действительно, есть что-то королевское в этом экзотическом сочетании кожи крокодила и древесины бриара в компоновке диванов, кресел и пуфов. А замысловатый узор с вензелями по стеклу и дереву напоминает логотип марки SR. Изысканный фарфор и хрусталь, столовое серебро и шелк – поистине утонченная работа.

Убедившись в успешности совместного предприятия Benetti и модного дизайнерского дома, верфь Mondo Marine, в свою очередь, тоже решила привлечь Stefano Ricci к процессу создания интерьерной концепции небезызвестной яхты Nameless. Откровенности ради стоит сказать, что владелец Nameless – трепетный поклонник «творчества» Ricci. Здесь доминирует не королевский лоск, а лаконичная современная классика с оттиском лакшери из искусно выделанной кожи, тончайшего шелка и изысканного кашемира.

 Дизайнерская студия создателя коллекций мужской и женской одежды, невероятно женственного аромата Alien и нашумевшего черного платья Деми Мур из «Непристойного предложения» – Тьери Мюглера – специализируется на создании 3D-концептов роскошных автомобилей и интерьеров частных самолетов. Mugler Studio Creations участвовала в редизайне экстерьера одной из самых быстрых яхт в мире (на 2013 год занимает четвертое место) – Gentry Eagle, построенной в 1988 году на верфи Vosper Thornycroft. На Монакской яхтенной выставке 2011 года дизайнерская студия Тьери Мюглера представила свою версию Spire Boat. Получилась действительно необычная, ретро-футуристическая фантазийная лодка в стиле muscle car 50-х годов с отголоском Бэтмобиля. Внешность яхты передает и ее характер: скорость и мощь вкупе с отличной эргономикой, аэро- и гидродинамикой.

Мы живем в эпоху «золотого десятилетия яхтинга», 2005-2015 гг., в эпоху бешенной, возрастающей популярности яхтенной индустрии, когда вдобавок к ежегодно открывающимся дизайнерским студиям, многие существующие бизнесы готовы с радостью примкнуть к «золотой жиле». Вероятно, вот она – причина, по которой практически каждый второй модный кутюрье попробовал себя хотя бы в одной из сфер, относящихся к строительству яхт.


 Так, например, в 2009 году французский модный дом Hermes совместно с монакским строителем парусных и моторных яхт Wally разработали прототип «яхты будущего», практически плавучий остров длиной 58 метров, шириной 38 метров и стоимостью превышающей 100 миллионов евро. Своеобразная трехпалубная яхта, по форме напоминающая большой треугольник с 25-метровым бассейном и 30-метровым бич-клубом «за спиной» должна была стать эко-проектом, оснащенным солнечными батареями, позволяющими сэкономить до 200 тонн дизельного топлива в год. К сожалению, Wally Hermes Yacht осталась только на уровне задумки, хоть и воплощенной в образе макета в натуральную величину. Похоже, что серийное производство этого судна вовсе не планировалось ни компанией Hermes, ни Wally. Это была своего рода демонстрация идей и, возможно, способностей обоих брендов, позволившая лишний раз с восхищением упомянуть их громкие имена. 

Подводя черту под размышлениями о насыщенной жизни модных дизайнеров, вспоминается мифологическая интерпретация логотипа марки самим Джанни Версаче, который говорил о притягательной и парализующей красоте и о роковом влечении. Насколько любовь и приверженность современного социума дорогим брендам пагубна или какова их живительная сила мы судить не беремся. Ну и о вкусах уж точно не спорят. Однако, надеемся увидеть новые шедевры уже опытных в яхтенной сфере фэшн-дизайнеров и с нетерпением ждем именитых “новичков”.

 ©Марина Постольная, Журнал Motor Boat, опубликовано на сайте Worldmarine.ru с любезного разрешения редакции журнала и автора