Маршруты - Скандинавия - Отпуск во фьордах



Побывав в норвежских фьордах, я знаю, куда отправлюсь на яхте в следующий отпуск.

Наш дружный экипаж арендовал разные яхты в разных точках планеты. Были освоены Сейшелы и Карибы, Австралия и Новая Зеландия, и даже далекая точка посередине Тихого океана — Французская Полинезия.

Но год назад родилась новая идея: мы решили избежать утомительных перелетов со сменой часовых поясов и избрали регион поближе — знаменитые норвежские фьорды. Кто-то был там давно, кто-то читал в детстве книги о Севере и мечтал там порыбачить. Но всем хотелось походить под парусом по местам, давшим миру Фритьофа Нансена и Руаля Амундсена, Тура Хейердала и Эрика Рыжего.

Яхту арендовали в питерской компании. Большой удачей стало бронирование красавицы Hallberg Rassy 54, обычно не сдающейся в аренду. Эта шведская яхта, больше предназначенная для океанского плавания, без труда приняла на борт пять человек. Три удобные каюты с отдельными санузлами позволили свободно разместиться двум отдыхающим парам и мне, шкиперу.

Яхта Hallberg Rassy 54, больше предназначенная для океанского плавания, легко приняла на борт пятерых

Мы понимали, что нельзя объять необъятное и обойти за две недели все фьорды. В итоге сложился такой маршрут: сначала на север, по кольцу Остер-фьорда и Веафьорда, потом к югу от Бергена, по легендарному Хардангер- фьорду и обратно, немного «высунувшись» в Северное море. Лодка нас ждала в Бергене.

БЕРГЕН

Столица средневековой Норвегии и культурная столица нынешней встретила нас, естественно, дождями, но какими! Они все время разные — проливные и моросящие, кратковременные и долгоиграющие, косые и отвесные, с ветром и без… Говорят, на Севере знают 27 различных состояний снега. Наверное, бергенцы не уступают им в классификации дождей, а первые научные труды по тучеобразованию и дождепроливанию появились именно здесь.

В расщелинах меж зеленых гор, над ручьями и водопадами возникают облака. Некоторым удается подняться к небу, другие не успевают и опадают моросью прямо здесь… Давно, еще на школьных уроках географии, нам говорили о далеких странах, иных климатических зонах и разном уровне осадков. Уже тогда меня поразил бергенский столбик, разительно отличавшийся от «соседского»: он показывал 1958 мм осадков в год (для сравнения, в Петербурге — 673 мм, в Москве — 685 мм).

Приняв яхту и вдоволь нагулявшись по улочкам старинного города, мы улеглись спать. Место, хоть и в самом центре города, но средней шумности, спать можно.

КНАРВИК

Утром, после ритуального посещения рыбного рынка, мы отдали швартовы. Путь лежал на север, к началу Остер-фьорда. Погода резко поменялась, дождь прекратился, ветер 10–12 узлов в галфвинд позволял идти 7 узлов. Отсутствие волн во фьордах заметно повышает комфортность плавания. Пройдя миль десять, решили открыть рыболовный сезон.

Море приняло первую жертву: дорогая блесна, привезенная за 2000 км, зацепилась за камень на глубине 150 м. По изгибу удилища казалось, что клюнул кит; мы решили не мучить его и обрезали снасть. А рядом молодая норвежская семья ловила с моторной лодки на простенькие блесны… почти полуметровых рыб. Причем получалось у всех: у папы, мамы и двух ребятишек. Тут же поменяли тактику — и рыба пошла! Технология оказалась простой: если на удочке один крючок, то вытаскиваешь одну рыбку, если три, то три рыбки, если пять — то пять. Однако вскоре, вняв доводам разума и мольбам женской части экипажа, которой все это предстояло чистить и готовить, мы прекратили рыбалку.

Пришвартовались в местечке Кнарвик. Вполне приличный (по местным меркам) городок с населением 4000 человек. Здешняя марина расположена в пригороде Кнарвика с названием Литле Берген. Парковочный автомат легко проглотил 320 норвежских крон и предоставил нам право стоянки и береговое питание. Пресная вода здесь предметом купли- продажи не является и льется свободно.

САЛЬСФЬЕЛЬ — ВИКАНЕСЕТ

Погода продолжает радовать: почти полдня светит солнце, и в просветах между облаками проявляются зеленые горы. Кому-то они покажутся небольшими — высота не более километра, но мы-то наблюдаем с уровня моря! Кругом изобилие водопадов: одни возникают прямо из лесистых склонов и тут же пропадают в зарослях, другие тянутся серебристой ниткой от вершины до фьорда, третьи с ревом падают широкой вертикальной рекой. Конец июля, самое теплое время года, но кое-где на склонах лежит снег. Из 20 самых крупных водопадов мира 9 находятся в Норвегии, и громадные гидроресурсы этой страны дают ей в достатке экологически чистую энергию. А добываемую в море нефть поставляют в Европу, где она сжигается с ущербом для атмосферы.

Маршрут нашего путешествия по фьордам оказался непростым, но весьма интересным

На ночь встали на якоре на самом севере Остер-фьорда, между двух безымянных островков, зато с видом на аккуратную церковь деревни Виканесет.

ВАКСДАЛ. МОСТЫ И ТОННЕЛИ

Странно видеть среди волшебных природных ландшафтов промышленные постройки, и все же они встречаются. Например, в Ваксдале. Многочисленные мосты и тоннели не появляются сами собой — кто-то их строит. Во время поездки до Бергена на машине нам пришлось миновать десятки тоннелей. Были и современные, с гладкими стенами и ярким освещением. Самый протяженный (24 км) находится на трассе E16; через каждые 6 км в нем оборудованы площадки, непривычно подсвеченные голубым: наверное, чтобы не так страшно было ехать. Встречались и старинные тоннели, созданные, полагаю, еще троллями: сырые и узкие, со следами когтей и клыков на стенах. Проходящая через них дорога не скоростная, и пасущиеся неподалеку овцы позволяют себе отдыхать прямо в тоннеле, на проезжей части. Почему-то у многих из них ярко-зеленые или синие уши…

СТЕЙНСТО. ДЕТИ МОРЯ

Встали, как водится, в центре города, к деревянному причалу, на котором не было электричества. Но батареи на нашей Hallberg Rassy 54 позволяют использовать все оборудование, включая три холодильника.

Здешние пейзажи напоминают одновременно и Швейцарию, и Новую Зеландию

Перед сном, сидя в кокпите под теплым пледом, приятно наблюдать за купающейся ребятней. Глядя на скандинавских детей, особенно норвежских, понимаешь, что нам их не догнать в смысле общей закалки, отношения к холодной воде и воздуху. Они просто не знают, что +15 °C в июле — это холодно! Купаются, ныряют, умудряются даже загорать! Дети на причале и в лодках одеты в спасательные жилеты, и это не считается постыдным. Часто можно видеть детей за рулем тендеров, гидроциклов и более серьезных плавсредств. Поэтому здесь, в отличие от южных широт, редко встретишь малоопытных и неумелых судоводителей.

РОЗЕНДАЛЬ

Баронство Розендаль — самый маленький замок в Скандинавии и единственный в своем роде в Норвегии. С 1661 по 1665 годы Людвиг Розенкранц строил свое поместье в Розендале. Потом король Кристиан V даровал ему баронство: единственному дворянину в Норвегии, удостоенному этого титула. Гостями замка были Хенрик Ибсен и Эдвард Григ, а теперь еще и наш славный экипаж. Погуляв по разбитому вокруг поместья чудному саду, мы отправились в ресторан неподалеку, где нам подали потрясающую баранину и фрукты из того же сада. Вспомнил давно забытый вкус клубники: здесь она не «пластиковая», а настоящая, как в детстве. Даже в таком небольшом городке встречаешь столь распространенную в Норвегии современную городскую скульптуру. Смешная лошадь и толстая лягушка, суровый моряк и романтический скрипач всегда составят тебе компанию на улице.

ЙОНДАЛЬ

Здешние пейзажи напоминают то Швейцарию с ее аккуратными домиками и чистыми озерами, то Новую Зеландию с буйной растительностью и пасущимися овцами. Водопады встречаются повсеместно. Такое впечатление, что им совсем не нужен резервуар, из которого переполнившая его вода низвергается, а достаточно горного склона и естественной влажности.

Из Йондаля открывается великолепный вид на ледник Фольгефонна. Лед спокойно лежит на высоте 1400 м, и там можно кататься на лыжах с мая по август. Но мы не любим смешивать удовольствия и просто ходим под парусом, фотографируя эту красоту с уровня зеленого Северного моря.

Якорную стоянку при средних глубинах 200–300 м найти непросто: грунт преимущественно гранитный. Можно подойти к отвесной каменной стенке бортом, как к причалу, забить в щели швартовные скальные крюки и спокойно переночевать. Только не забывайте о приливах: их высота в районе Бергена около метра.

АГА И УТНЕ. ПАРОМЫ

Географическое положение и скандинавское упорство сделали норвежцев прекрасными моряками. Фьорды защищают от суровых волн Северного моря, вода зимой не замерзает, а по горам добраться до соседей трудновато, вот и стали они мореплавателями. Сейчас съездить к соседям легче: продолжением мостов и тоннелей стали паромы, очень разные — от маленьких, напоминающих пригородные автобусы, до больших, выглядящих гораздо элегантнее шведских и датских аналогов. Паромы типа «тяни- толкай», с двумя носами и одной рубкой. Капитан, придя в очередной порт, просто разворачивает кресло и направляется обратно.

УЛЬВИК. ФРУКТЫ И СИДР

Теплые ночи, отсутствие резкого перепада температур и трудолюбие позволяют норвежцам выращивать яблоки и черешню… Сам по себе сидр скорее ассоциируется с южной Францией, Провансом или теплым американским штатом из известного романа Ирвинга. Но чтобы здесь, в «холодной» Норвегии! Однако это правда: первые яблоневые сады появились в этих местах в XII веке. Такие давние традиции вызывают уважение, и мы с удовольствием отведали все местные яблочные напитки — от сока до яблочного сидра и даже eplebrennevin — норвежский аналог кальвадоса, который выдерживают в дубовых бочках. МУНХЕЙМ.

РЫБА — ИСТОЧНИК ЖИЗНИ

Основу рациона норвежцев составляет рыба. Мы не стали искать альтернативы и вовсю наслаждались этой здоровой пищей. Благо в рыбалке нас никто не ограничивал: лицензия нужна только на ловлю лосося в горных речках. Ловить удочкой в море можно без ограничений; запрещено продавать и вывозить из страны более 15 кг рыбы на человека. Милая ремарка: «Квота не должна служить препятствием для вывоза одной большой рыбы — трофея».

Рыбалка здесь совершенно фантастическая. Нам уже приходилось слышать о том, что рыба прыгает прямо в лодку и не принято брать «мальков» длиной до 50 см. Все это правда! Рыба клюет, едва снасть касается дна, и улов строго соответствует количеству крючков. Люди, до этого не увлекавшиеся рыбалкой и сторонившиеся блесен, входят в азарт и понимают, что ловить рыбу интересно!

Норвежцы построили самую крупную в мире буровую платформу водоизмещением 1 млн тонн

Но поймать — полдела, нужно еще и съесть! Вот это нелегко, и, кроме традиционной ухи и жареной рыбы, нам пришлось освоить запекание и гриль, засолку и сыроедение. Некоторые подумывали о рыбном десерте и компоте из палтуса… И хотя общеизвестно, что морская рыба полезна и легко усваивается, передвигаться с двумя мерлузами в желудке тяжеловато…

ЛЕЙРВИК

Еще один милый городок. Скромное объявление о 45 бутиках, работающих до 20.00, мирно пасущийся в центре заяц, недовольный нашим к нему повышенным интересом…

Современная Норвегия была образована в результате референдума 1905 года. Народ проголосовал за разрыв унии со Швецией, и это был первый в ХХ веке случай цивилизованного, бескровного «развода» государств. В то время никто не подозревал о современном значении нефти. В результате теперь у норвежцев есть нефть и самый высокий уровень жизни в Европе, а у шведов — технологии и социализм.

Повсюду заметно равномерное распределение нефтяного богатства по территории страны. Это и развитая сеть автомобильных дорог с современными мостами, тоннелями и паромами, и приличные аэропорты в некрупных городках, и уличный дизайн с городской скульптурой, и даже такая «мелочь», как государственная программа поддержки деревянного флота. Если у вас есть деревянная яхта или катер старше 50 лет, вам дотируют ремонт судна и его реставрацию. Об этой программе с завистью рассказывали мне шведские партнеры по бизнесу. И

СНОВА БЕРГЕН

В Бергене удалось пришвартоваться там, откуда мы начали путешествие, — прямо в центре города, у живописного деревянного квартала на хрестоматийной набережной Брюгген. До войны она называлась Немецкая пристань: в старину этот район принадлежал купцам торгового союза Ганзы, а в мае 1945 года ее переименовали просто в Пристань (Bryggan).

На дне Хардангер-фьорда покоится потопленный во время войны миноносец KNM Stegg

Здесь в порядке вещей считается встать вторым и даже третьим бортом. Все ведут себя корректно и при сходе на берег через чужую яхту используют пространство перед мачтой, а не кокпит. Яхтенная культура, однако!

Когда говоришь о Бергене, у собеседников возникают ассоциации с далеким Севером, а ведь это широта Питера и Хельсинки. Мы гуляем по городу. Истертые временем и соленым ветром надгробные плиты у собора Пресвятой девы Марии… Надпись на одной говорит о смерти достопочтенного Ингвара в 1702 году: всего год не дожил он до основания Санкт-Петербурга… Чудный памятник на центральной площади: тут викинги и купцы, инженеры и военные, моряки и исследователи Севера — дюжина фигур и ни одной женской…

Продавцы на знаменитом рыбном рынке говорят на своем родном… испанском языке — следствие глобализации мировой экономики. Смуглые Хорхе или Алессандро ловко соорудят вам ассорти из даров Северного моря…

Мы приехали сюда 22 июля, в день, когда были совершены страшные теракты. Проехав более 1000 км по дорогам Швеции и Норвегии, мы не знали о случившемся. Рассказал о трагедии полицейский патруль, перекрывший трассу и направивший нас в объезд. Они, как и все, были в шоке от таких новостей. Позже, уже в Бергене, мы видели импровизированный мемориал со свечами, усыпанный цветами… Слова премьер-министра Норвегии: «Мы не отойдем от политики открытости и демократии…» Что ж, жизнь продолжается. За две недели, проведенные на яхте в норвежских фьордах, нам удалось познакомиться только с малой частью этого волшебного уголка Северной Европы. Зато появилось желание возвратиться сюда на лодке. В этих местах удивительным образом соединяются божественная природа и здравый смысл человека, и такое сочетание дает ни с чем не сравнимое, редкое ощущение полного душевного комфорта. Просто какая-то северная идиллия!

Данная статья опубликована с любезного разрешения журнала Motor Boat & Yachting http://mby.ru, оригинал статьи - в выпуске выпуск 05 (11) / Сентябрь-Октябрь 2011